Новости Волгоградской митрополии

Дмитрий Мерзликин сыграет священномученика Николая Попова в художественном фильме

15 Апреля 2019

Юлия Казанджан «Вечерний Волгоград», №14, 11 апреля

Удивительное созвездие актеров снимается в фильме «На круге» Елены Ляпичевой, режиссера с волгоградским прошлым. Андрей Мерзликин, Дмитрий Певцов, Марат Башаров, Станислав Любшин, Нина Русланова, Ирина Безрукова – в фильме о священномученике земли донской отце Николае Попове. «Кино- мучительный процесс», говорит автор фильма и рассказывает, какая фактура легла в основу киноленты.

Картина охватывает период с 1913-го по 1920 год, но ниточки сюжета ведут к истории и наших дней. Основная тема – судьба казачества в событиях XX века: от геноцида после революции до возрождения в наши дни. В фильме многое переплетено: зарисовки хуторской жизни и батальные сцены, использование исторической хроники и казачий фольклор.

Главные лица на этом историческом полотне – духовники казачьих войск, подвижники веры донской земли, главным образом, отец Николай Попов, служивший на территории нынешней Волгоградской области, святой, чьи мощи сейчас хранятся в Свято-Духовом монастыре. Стержневой вопрос, который решается в фильме, – верность Богу и традициям.

— Елена Викторовна, когда фильм выйдет на экраны и где, собственно, проходят съемки?

– Работа над фильмом идет уже год, к концу 2019-го надеемся закончить, то есть в показ фильм должен выйти в следующем году – как раз к 450-летней дате казачества в России. К сожалению, в Волгоградской области нам не удалось договориться о проведении съемок. Основная работа проходит в Ростовской области – это тоже родные для отца Николая места, там он тоже служил.

В целом, мы старались максимально погрузиться в тему казачества, воспроизвести правдивый исторический и фольклорный контекст. У нас полностью сохранен казачий язык, к съемкам подключены вешенские казаки: они в кадре и поют, и создают массовку. Предметы быта собирались по казачьим музеям, «киношные» жилища для наших героев построены один в один с настоящими ростовскими куренями, даже подсолнухи и кукурузу мы сажали настоящие, специально для съемок – никакой бутафории!

Но помимо Ростовской области, съемки будут проходить и в других регионах соответственно сценарию.

— Относительно недавно на экранах страны прошла очередная экранизация «Тихого Дона», где тоже повествуется о казачестве в переломные годы революции. Не перекликается ли ваш фильм со знаменитой эпопеей? Почему вы решили обратиться именно к этой теме?

– Нет, перекличек мало. В «Тихом Доне» герои оказались в ловушке социальной катастрофы: чью сторону принять, как дальше жить? Здесь и внешний (исторический), и внутренний (душевно-психологический) разлад. А наш фильм прежде всего о духовном подвиге тех казаков (и священников, и мирян), которые не метались из стороны в сторону, которые сохранили цельность, верность царю и Богу. За что и подверглись гонениям и уничтожению.

Я сама потомственная казачка, выросла в этой культурной среде, и я не верю, что настоящее корневое казачество исчезло. Сколько лет казаки охраняли и приумножали государство российское, какие создали крепкие традиции! Не могло это все разом быть истреблено и забыто! Не может быть, чтоб вся эта мощь осталась лишь на уровне фольклорных коллективов и казачьих дружин, как многим сейчас кажется. Я верю, что жив сам дух казацкий.

Такой пример. Десять лет назад наш продюсерский центр снял фильм «Русская жертва» про Шестую роту десантников, погибших в Аргунском ущелье в Чечне в 2000-м году. Восемьдесят четыре парня буквально закрыли собой путь двухтысячной армии боевиков, не дали тем прорваться с гор на равнину, чтобы устроить теракт. Это был подвиг невероятного мужества и самоотречения. Мы очень плотно общались с родителями всех погибших ребят, и что удивительно: почти все они оказались казаками – донскими, уральскими, тирскими казаками! Но самое удивительное, что один из этих воинов – разведчик Алексей Воробьев, главный герой нашего фильма, еще в 14 лет записал в своем дневнике: «Мои предки воевали за веру, царя и Отечество, и я тоже хочу посвятить свою жизнь Родине, как мои предки-казаки». И воплотил этот «сценарий» в жизнь.

А почему? Потому что в нем был жив казачий дух, потому что он был воспитан на рассказах о жизни своих дедов!

— Но каким образом в новом фильме реализуется тема этой преемственности казачьего духа?

– Дело в том, что в реальности предки Алексея Воробьева оказались родом из волгоградских земель, жили по соседству с хутором Верхне-Гнутов, в котором служил батюшка Николай Попов. Мы стали раскручивать эту историю, собирая информацию по крупицам. Оказалось, что батюшка Николай был духовником прадеда Алексея Воробьева и его семьи. Эта семья, как и многие семьи донских хуторов, жила в окормлении, то есть в духовном наставничестве батюшки Николая. И его роль оказалась не малой в воспитании преданности родине и традициям в людях.

Так у нас постепенно вырисовался сценарий, в котором, как в реальной жизни, все заняли свои места и все оказались взаимосвязаны: отец Николай Попов, окружавшие его хуторяне и их потомки.

— Каким же предстает батюшка в вашем фильме?

– Каким он и был в жизни – мощнейший человек и священник! В первую очередь в плане религиозной веры и верности царю и Отечеству. Он до последнего бился за сохранение прежних устоев, традиций, идеалов. Еще до Первой мировой войны он постоянно предупреждал людей, чтоб те не гнались за лозунгами: «свобода, равенство, братство», что такие вещи можно понимать только в христианском срезе, а если продвигать их в безбожном мире, то это кончится кровопролитием! Он не просто говорил яркие проповеди, он подавал пример жизни: как надо преображать все вокруг себя, а не крушить мир очертя голову.

Он устраивал в хуторах школы, библиотеки, общежития для учителей, лечебницы, организовал магазин и товарищество взаимопомощи друг другу, потому что понимал: в нищете поодиночке не выжить. Организовывая очередной проект, он выписывал массу литературы, сам обучался и хуторян просвещал, целенаправленно боролся с невежеством. А когда на Дону вспыхнула эпидемия тифа, он, имея за плечами семью с шестью детьми, сам обходил всех больных: лечил, утешал, причащал перед смертью.

Причем все это делал при полном непонимании со стороны административной верхушки. Поддержки не было ни идейной, ни финансовой. Поэтому, например, чтобы открыть школу, ему пришлось обращаться за помощью к своему духовнику Иоанну Кронштадскому, который уже в Петербурге нашел жертвователей для сельской донской школы.

— Расскажите, как вам удалось пригласить в ваш фильм такое количество звездных актеров?

– Мы просто предлагали всем сценарий, и он всем очень понравился. Марат Башаров даже говорил, что плакал после его прочтения.

Для этого фильма нам нужны были профессионалы, потому что снимать такое кино можно либо хорошо, либо никак. В результате собрался коллектив людей, которым сценарий оказался близок идейно. В основном это воцерковленные люди – иначе невозможно сыграть тех, о ком идет речь. Отца Николая Попова у нас играет Андрей Мерзликин, а Дмитрий Певцов играет другого батюшку, отца Иоакова Горохова. Оба брали благословение у своих духовников на работу в фильме.

Марат Башаров играет человека, зарубившего отца Николая. Этот образ получил в фильме определенное развитие: от человека, сначала просто расходящегося с отцом Николаем во взглядах, до его убийцы. Марат очень вдумчиво отнесся к своей роли. Мы вместе с ним и Андреем Мерзликиным ездили в Ростов к владыке Меркурию, который подробно рассказывал, как он видит образ батюшки Николая. Марат, не будучи христианином, очень внимательно и сострадательно все воспринял, и в целом, надо сказать, он уважительно относится к православной традиции.

Станислав Любшин и Нина Русланова, которые отказываются от многих сериальных предложений, в случае с нашим фильмом сразу дали согласие. За что я очень им благодарна! Присутствие таких актеров в кадре создает уникальную атмосферу классического русского кино.

Но дело не только в актерах. Наш фильм снимает бесподобный оператор Максим Шинкаренко, тоже, кстати, волгоградец и потомственный казак. Он знаменит работой в исторических сериалах последних лет: «Годунов», «Екатерина», «Хождение по мукам».

И художник фильма, и директор, и вся съемочная группа в целом, удивительная. В таком тандеме, надеюсь, нам удастся воплотить задуманное.

Досье «Вечерки»

Елена Ляпичева окончила высшие режиссерские курсы при ВГИКе. До 1997 года жила в Волгограде, где возглавляла культурный центр «Русский Дом». Переехав в Москву, работала на телеканале «Московия», затем в администрации международного кинофестиваля «Золотой Витязь», а с 2000 г. возглавила культурный центр «Духовность и Армия», который стал идейной площадкой и кинокомпанией для производства фильма «Русская жертва», а теперь фильма «На круге».