Новости Приморской митрополии

Состоялась презентация книги «Прогулка по Океанскому проспекту», одна из глав которой посвящена священнику Владивостокской епархии

Источник информации: Приморская митрополия
23 Августа 2019

Владивосток. 23 августа 2019 года в читальном зале Приморского краевого отделения Всероссийской общественной организации  «Русское географическое общество – Общество изучения Амурского края» состоялась презентация новой книги Н. Г. Мизь «Прогулка по Океанскому проспекту».

Научный сотрудник Музея ДВФУ Нелли Григорьевна Мизь - известный в Приморье историк, краевед, действительный член Русского географического общества – Общества изучения Амурского края, почетный житель Владивостока. Это ее третья книга из цикла очерков «Владивосток: прогулки в прошлое». В ней автор открывает старые и новые страницы истории одного из самых красивых проспектов города – Океанского. Особенностью издания является сопровождение её авторскими иллюстрациями приморской художницы Лидии Козьминой.

Книга восстанавливает историю той части Океанского проспекта, которая в прежние времена называлась Китайской улицей. Всего автор подробно рассматривает 12 зданий, в том числе дома Лангелитье, Демби, Дедышко, бывшего японского консульства и другие.

Одна из глав книги, седьмая, повествует о доме, в котором когда-то жил ключарь храма Успения Божией Матери протоиерей Николай Чистяков.

 Вот что автор говорит о нём:

- Есть на маршруте нашей прогулки одно здание, которое фактически находится не на Океанском проспекте. Но пройти мимо него в книге я просто не могла. Это дом священника Николая Васильевича Чистякова, на фасаде которого кирпичом выложены буквы «Н.В.Ч.». Много лет перед этим зданием стоял памятник Дзержинскому, и экскурсоводы рассказывали доверчивым туристам, что за спиной «железного Феликса» – дом ВЧК (Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе к контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР, существовавшей в 1917-1922 гг. – Пресс-служба епархии). При этом они указывали на две едва различимые буквы «ВЧ», игнорируя третью… 

По словам Н.Г. Мизь, Николай Васильевич Чистяков был интереснейшим человеком. Родом он из Смоленска, служил в Благовещенске, затем в Успенском соборе Владивостока. А самое главное – он был человеком, как сказали бы сегодня, с активной жизненной позицией. Участвовал в благотворительных акциях, например. А еще публиковал в местных газетах свои «Филологические догадки» – исследования слов русского языка на предмет их происхождения. Например, слово «блины», по его мнению, происходит от слова «былины».

«Вот извольте откушать! – писал Чистяков. – Еще со школьных уроков помнится о славянах, что у них в известное время года, соответствующее нашей Масленице, было в обычае устраивать по умершим общественные поминки, на которых непременным кушанием были блины. Низко было бы думать о наших предках, будто поминальные трапезы были у них только в угождение чреву. Нет! Главное там было воспоминание о жизни умерших, назидательное воспоминание о заслугах лиц, имеющих при жизни общественное значение. Поминальные собрания славян не были молчаливыми, напротив, там говорились речи… и воспоминания… Такие речи были повествованиями о прошлом, о былом. Они и поныне называются – былинами! Это название перешло в сопровождающее поминки непременное кушание: блины. Былое – блины – былины…» 

- Сам Чистяков подчеркивал не раз, что это не научные исследования, а догадки, -  говорит Н.Г. Мизь. - Но какой пытливый ум был у человека!

В свое время, читая, по благословению викария Владивостокской епархии епископа Уссурийского Иннокентия, цикл лекций в храма Успения Божией Матери, Нелли Григорьевна Мизь приводила такой интересный факт из биографии протоиерея Николая Васильевича Чистякова.

30 октября 1905 года в 12 часов дня во Владивостоке несколько запасных нижних чинов и матросов поссорились с китайскими лавочниками на Мальцевском базаре (тот располагался в районе нынешней остановки общественного транспорта "Стадион "Авангард"). Вокруг ссорящихся собралась толпа, в которой нашлись подстрекатели, призывающие «наказать» торговцев за высокие цены на товары первой необходимости. Начали громить китайские киоски, а в них тайком продавалась водка, которой оказалось более чем достаточно, чтобы разгорячить толпу до крайности. Теперь уже пьяная людская масса на улицах Алеутской и Светланской била витрины, и к 16 часам в городе начались первые пожары. На Светланской подожгли дом Галецкого «Золотой Рог», магазин Кунста и Альберса и другие. Сгорело деревянное здание Морского собрания вместе с ценнейшей библиотекой, уже позднее на этом месте возвели каменное. Пострадали здание Военно-окружного суда, гостиница «Централь» и  много частных домов, в том числе принадлежавших бедноте. К 18 часам Владивосток пылал со всех сторон, слышались выстрелы, а жители, оставляя имущество, укрывались, где могли.

В разгар этих событий к настоятелю храма Успения Божией Матери обратился иероманах Дамаскин и заявил, что многие горожане изъявляют желание отправиться крестным ходом в восточную часть города, где интенсивно вспыхивали пожары, с надеждой, что погромщики при виде святых икон и крестов образумятся и прекратят насилие, грабежи и поджоги.

И этот необычный спасительно-усмирительный крестный ход состоялся. Его возглавил ключарь собора протоиерей Николай Чистяков.

Под  звон колоколов, с пением «Пресвятая Богородица, спаси нас!», крестный ход с хоругвями, иконами направился в Матросскую слободку, усмирять мятежную толпу, несмотря на грозящую опасность от пьяных и озверелых людей. Возвратился он в собор к десяти часам вечера. Участники шествия рассказывали, что в некоторых местах приходилось продвигаться по улицам среди горящих с обеих сторон домов. При приближении освещенного языками пожаров крестного хода, услышав в этом кромешном аду божественное пение, мятежники на время прекращали грабежи. А иные приходили в себя и присоединялись к шествию и даже в опасных местах переносили священников сквозь огонь, прикрывая иконы от искр полами своих шинелей…

Город серьезно пострадал во время тех погромов. Общий убыток был оценен в 10 млн. рублей. Погибло около 200 жителей, не считая китайцев. Однако жертв могло быть намного больше, если бы не мужественный поступок протоиерея Николая Васильевича Чистякова, возглавившего крестный ход. И хотя полностью беспорядки во Владивостоке после этого не прекратились, но участие священнослужителей в значительной степени нормализовало обстановку.

И хорошо, что память о протоиерее Николае Васильевиче Чистякове жива. За что отдельное спасибо Нелли Григорьевне Мизь и ее новой книге «Прогулка по Океанскому проспекту».