Новости Смоленской митрополии

В Смоленске почтили память святых князей Бориса и Глеба

6 Августа 2017







5 августа 2017 года, в навечерие дня памяти святых мучеников благоверных князей Бориса и Глеба, во Святом Крещении Романа и Давида (1015), митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор совершил всенощное бдение в Борисоглебском храме города Смоленска.

Его Высокопреосвященству сослужили благочинный Смоленского городского церковного округа, настоятель храма святых князей Бориса и Глеба протоиерей Павел Петровский, клирики Смоленской и Новокузнецкой епархий.

Богослужебные песнопения исполнили певчие архиерейского хора епархии (регент – Елена Фролова).

Почтить память сыновей великого равноапостольного князя Владимира, первых русских святых Бориса и Глеба, убиенных родным братом Святополком Окаянным, пришли прихожане храма, смоляне, гости города.

Во время богослужения архипастырь возглавил молебен с акафистом у иконы святых мучеников.

После чтения Святого Евангелия митрополит Исидор обратился к верующим с архипастырским словом, в котором, вспоминая жизнь, духовные подвиги и мученическую кончину святых князей Бориса и Глеба, отметил:

«Время проходит, и материальные предметы, помнящие события, истлевают. Но невозможно сделать так, чтобы пресеклась память Божия. Невозможно добиться того, чтобы Святая Церковь не помнила своих героев духа.

Как и тогда, в далеком 1015 году, сегодня мы вспоминаем это событие – убиение святого благоверного князя Глеба и убиение его родного брата, князя Бориса, родных детей крестителя Руси святого равноапостольного князя Владимира, который почил в этом же 1015 году; мы с вами отмечали день его кончины 28 июля.

Нам с вами трудно представить, как один из старших сыновей князя Владимира Святополк, желая власти, убивает своих родных братьев Бориса и Глеба. Он это делает холодно, надменно, когда только-только похоронили его отца, который завещал родным братьям пребывать в мире и братолюбии. Не наступил еще девятый день, а Святополк Окаянный, как прозвал его народ, возжаждал власти в Киеве. Ради этой власти он вознес свою руку против братьев, которые и не желали Киевского престола, хотя им полагалось взойти на него. Они открыто сказали своим воинам и народу – мы хотим братолюбия, не желаем своему брату Святополку зла. Они шли с миром в сторону Киева…

Борис и Глеб помнили завещание святого князя Владимира, отца своего, они исполняли обещание, данное отцу. В этом проявилось их невероятное мужество. Для светского, непросвещенного Богом взгляда, непонятно – как это взять и не поднять руку, чтобы защитить себя от брата, как добровольно пойти на смерть. Может, Борис и Глеб были трусливыми, никчемными людьми, не способными даже защитить себя? Но нет: история свидетельствует о том, что это были очень сильные воины, мужественные люди, по поручению отца отстаивающие пределы Святой Руси от неприятелей.

Они были в почете у народа не только как сильные воины, но и как горячие молитвенники Богу, как люди глубоко верующие. Они, эти первые прославленные Русью святые, были глубоко верующими людьми, воинами, государственными деятелями, – они умело в себе все это совмещали. Их вера в Бога была тем локомотивом, который тянул за собой и способность к государственной деятельности, и личные качества.

Для всех нас эти молодые князья Борис и Глеб на все времена остаются примером для подражания – и для воинов, и для государственных деятелей, и для нас, обычных верующих людей».

По окончании всенощного бдения правящий архиерей, духовенство и миряне крестным ходом прошли к памятному камню у места мученической кончины благоверный князя Глеба, где вознесли молитвы святым братьям.