Новости Калужской и Боровской епархии

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Мы будем обрадованы

27 Августа 2019
27 Август 2019

О чем говорит событие Успения Пресвятой Богородицы? Обычно люди радуются рождению нового члена семьи и печалятся, даже до слез, когда умирают их близкие или знакомые.

Есть культуры, в которых принято иное отношение к рождению и смерти. Когда человек умирает, то его родные и друзья облекаются в белые одежды, радуются, что умерший, наконец, отмучился в земной юдоли. А когда рождается ребенок, наоборот, проливаются слезы, потому что он пришел в мир скорбей и страданий.

Для христиан появление на свет человека и отшествие праведника ко Господу одинаково служит поводом для искренней радости. Неслучайно значительная часть праздников в честь святых — это дни, в которые закончился их земной путь, и началась вечная блаженная жизнь в Боге.

Для христианского сознания бытие — это благо, дар благого Бога. Более того, человеку от создания дана возможность быть причастником той вечной радости, Источником которой является Сам Творец. Мы благодарим Господа, особенно во время Литургии, в таинстве Евхаристии, за то, что Он привел нас из небытия в бытие, что Он не оставил нас, отпавших от Него, но исцелил от греха человеческое естество и даровал верующим в Него Царство Небесное.

Переход праведника от тягот земной жизни к Богу, в Его Царство, конечно же, праздник и радость. Есть немало рассказов очевидцев о блаженной кончине угодников Божиих, когда присутствующие ощущали подлинную радость, как отблеск причастия скончавшегося к вечному блаженству. Вот как, например, вспоминали об отпевании игумена Никона (Воробьева) духовно близкие ему люди: «Непостижимый дух радости растворял всеобщую искреннюю скорбь... Очень многие потом говорили об ощущении особого, непонятного праздничного торжества во время богослужения».

Когда же умирает обычный человек, мы, как правило, облекаемся в траур. Этому есть две причины. Во-первых, почившего ожидает Суд, но нам неведомо, с каким результатом. После кончины человека, особенно первые сорок дней, от нас требуется усиленная молитва, чтобы помочь усопшему предстать на Суд с ожиданием милости от Бога. Сам покойный сделать что-либо для себя не в состоянии: перешагнув порог вечности, он лишь реагирует на ожидающие его испытания — мытарства. Его выбор во время этих испытаний зависит от того устроения, которое он приобрел, живя на земле.

Дело не в том, что человек, покинувший земной мир, в вечности теряет свою волю. Нет, но его воля развивается в уже выбранном им направлении. Если при жизни мы имеем возможность раскаяния и изменения к лучшему, то там, в вечности, этого изменения уже нет. К чему человек стремился здесь, в чем он утвердился до смерти, в том он и пребывает там. И только в силу единства с Церковью у него есть надежда обрести милость Божию за молитвы живущих людей.

Вторая причина, по которой мы испытываем грусть на похоронах, — это осознание утраты, прекращения возможности общаться с усопшим напрямую, взаимодействовать с ним. Мы печалимся о разлуке с родным и любимым человеком.

Обе причины для скорби отсутствуют в Успении Божией Матери. С одной стороны, апостолы видели Деву Марию после ее смерти и были утешены Ее заверением не оставлять их, а в их лице и всю Церковь Христову. До сих пор христиане обращаются к Царице Небесной, получают Ее заступничество и помощь. Если вспомнить, так было и после Вознесения Господа. Апостолы испытывали радость, возвращаясь в Иерусалим, потому что Христос обещал им: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28, 20). И Божия Матерь дала апостолам такое же обетование не разлучаться с людьми.

С другой стороны, очевидцы этого события радовались, что Пречистая Дева идет к Своему Сыну и Богу. Никто не переживал о том, что Богородица может не получить милость у рожденного Ею Сына Божия. Ее блаженная посмертная судьба была очевидна.

Почему же во время каждой Литургии мы слышим, как священник призывает помолиться «о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней, Славней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии»? Мы привыкли молиться за тех, чья посмертная участь скрыта от нас. Но так было не всегда в христианской Церкви. Во времена, когда еще жили апостолы, Божия Матерь, первые христиане, большинство из которых стали мучениками, все они были едины во Христе, стремясь максимально воплотить в своей жизни евангельские принципы.

В наше время у большинства христиан нет такой же самоотверженной готовности неукоснительно следовать каждому слову Христа, как у Его первых последователей. По этой причине то, что нам кажется странным: молиться о Божией Матери, об апостолах, о святых, если они уже пребывают в Царстве Небесном и сами за нас молятся, — для первых христиан было выполнением общей заповеди о взаимной молитве. Они молились обо всех живых и усопших членах Церкви, включая святых. Отголосок этих молитв и сохранился в возгласе о Пресвятой Богородице.

Послужившее тайне Боговоплощения тело Девы Марии не испытало тления. Она не только душой, но и телом проследовала в Царство Небесное. Это открылось апостолу Фоме, который опоздал на Ее погребение и, желая поклониться телу Богородицы, обнаружил, что Ее гроб пуст. Также и апостол Иоанн Богослов взят на Небо с телом, его мощей нет на земле. Господь принял с телом Свою Пречистую Матерь и Своего любимого ученика, подтверждая реальность Своего обетования об ожидающем всех воскресении. Остальные люди, предавшие свои души Богу, оставлены ожидать воссоединения со своими телами до Второго Пришествия Христа.

Праздник Успения Пресвятой Богородицы напоминает о том, что нас ждет в грядущем веке. Размышляя об этом, нельзя не радоваться и утверждаться в надежде на милость Божию. Ведь в вечности нас ждут все праведники, усопшие во Христе, и, прежде всего, Пресвятая Богородица, Которая непрестанно молит о нас Сына Своего и Бога нашего.

«Вечерняя Москва»