Новости Калужской и Боровской епархии

Протодиакон Сергий Комаров: "Особенности этноконфессионального сознания народов Аляски и его значение в историко-культурном наследии Русской Америки"

4 Апреля 2018
04 Апрель 2018

Выступление протодиакона Сергия Комарова, преподавателя Калужской духовной семинарии на международной конференции "Россия и Новый Свет: историко-культурное наследие" в Президиуме Российской академии наук 28 марта 2018 г.

Тема доклада: "Особенности этноконфессионального сознания народов Аляски и его значение в историко-культурном наследии Русской Америки".

Когда мы говорим об особенностях этноконфессионального сознания народов Аляски после взаимодействия с русской духовной культурой, мы должны констатировать, что именно Православие олицетворяет собой самое яркое и устойчивое влияние русского периода на современную Аляску. Через эту религиозную призму Православия многие представители коренных народов воспринимают и осознают русский период своей истории. Большинство из них знают имена американских православных святых: Петра-Алеута, Германа Аляскинского, Иннокентия Вениаминова, Якова Нецветова. Известны местным жителям и простые православные миссионеры, служившие в русский период истории Аляски. В то же время имена светских исследователей Русской Америки (Колмакова, Загоскина, Баранова) известны далеко не всем.
После продажи Аляски креолы и даже некоторые русские были отнесены к категории «нецивилизованных племен» и находились в этом статусе до 1915 г., когда их приравняли в правах к американским индейцам. Лишь в 1934 г. креолы вместе с другим коренным населением США получили статус американских граждан.
Если русское население Ситхи постепенно сокращалось, то на Кадьяке ситуация была иной. Здесь сосредоточились те, кто не смог быстро приспособится к новому, американскому, образу жизни. Здесь проживало несколько десятков русских и креольских семей. Они вели патриархальный образ жизни, занимались рыболовством, огородничеством и скотоводством. Креолы постепенно смешивались с местным населением, забывали русский язык. Известны лишь некоторые фамилии тех семей, которые жили на Кадьяке и в ближайших к нему районах после 1867 г. Это семьи Петра Репина, Ивана Дерганова, Ивана Пестрикова. Ряд улиц современного Кадьяка назван по фамилиям некогда живших здесь домовладельцев, это улицы: Семенова, Сиченова, Волкова, Малютина, Митрохина. Так как названия улиц давались уже в американский период, то семьи с такими фамилиями жили здесь уже после продажи Аляски.
Тем временем, Православие продолжает активно распространяться и после продажи Аляски как способ сопротивления сегрегации и насильственной американизации. Этому способствует знание церковно-славянских текстов молитв, иконы, красный угол, праздники, православные песнопения на русском, рождественские колядки и пр. Православие остается туземцами как составная часть их этноконфессиональной традиционной культуры, в противовес другим христианским конфессиям, появившимся позднее. Особенно этот относится к алеутам. Как отмечала Р. Ляпунова, они называют Православную церковь «алеутской церковью», а свою веру «алеутской верой».
Местные общины уделяют большое внимание благоустройству церквей, сохранению церковной утвари и книг. Много заимствований наблюдается в похоронном обряде (бытование православных крестов, северорусских домовин). Еще больше русского влияния было представлено в 19 столетии в строительстве жилищ коренного населения Аляски. На Кадьяке и Алеутских островах форма жилищ была полностью заимствована у русских. Здесь сооружались сделанные из бревен небольшого размера дома, с окнами и дверными проемами, с двухскатной крышей. Перед входом в дом обязательно сооружали сени, которые до настоящего времени у алеутов называются «коллидор». У тлинкитов большие многосемейные дома стали разделять на комнаты для отдельных семей. Перед входом в дом появилось крыльцо, а вместо звериной шкуры, которой раньше завешивали вход, начали использовать деревянную дверь на петлях. Широко использовалась мебель, заимствованная у русских: нары, лавки, сундуки, столы. Некоторые виды одежды также появились под влиянием русских.
Вещественные памятники русского периода в быту давно не используются, но сохраняются как семейные реликвии и сувениры. Так, в некоторых семьях в декоративных целях имеются самовары. У многих есть иконы, в большинстве случаев это современные бумажные иконы, но встречаются и старинные, сохранившиеся с 19 века. Это, пожалуй, единственные памятники материальной культуры, сохраняющиеся от русского периода истории Аляски. Те, кто имеет какие-то редкие вещи, прекрасно сознают их культурную и историческую ценность. Так, у индейцев в тлинкитском селении Якутат до середины ХХ века сохранялись медная пушка, котелок, шпага с ножнами. Как утверждают индейцы, эти вещи были захвачены во время разгрома русской крепости в заливе Якутат в 1805 году и принадлежали ее коменданту С.Ф. Ларионову. В начале 20 столетия у ситхинских тлинкитов были медная ручная пушка, медный щит, металлический двуглавый орел, серебряные медали времен Александра I, а также кафтан и треуголка, подаренные по повелению Николая I тлинкитскому вождю Кухкану в 1842 году [1].
Что касается фольклора, то мы наблюдаем присутствие заимствований из русских сказок – персонажи, нарративы, моральные принципы. От русского периода истории в быту алеутов сохранились обычаи посиделок и некоторые рецепты русских блюд. Американский исследователь Т. Бенк дает следующее описание посиделок: «Алеутки занимаются однообразной домашней работой: стряпают, стирают, чистят рыбу и ходят в гости. Визиты составляют важный ежедневный ритуал, которым увлекаются мужчины и женщины, взрослые и дети. В каждом алеутском хозяйстве непременно имеется чайник с крепко заваренным чаем, который стоит на плите и медленно, часами, заваривается» [2].
Повсеместно, в тех районах, где позволяли климатические условия, коренное население Аляски переняло у русских огородничество (особый вклад внесли русские миссионеры в начале XIXв.), а в некоторых местах и скотоводство, так, кое-где на Кадьяке и Алеутских островах разводили свиней. Картофель, наряду с рыбой и мясом, стал основным продуктом питания аборигенов. Традиционным напитком местного населения стал чай, который нередко пили из самовара. В рационе сохранялись русские блюда, в частности, мясные блюда из свинины.
С. Федорова, давая оценку вклада русских в развитие и освоение Аляски, писала: «Русский период, хотя он и оборвался в 1867 г. резко и внезапно, имел большое значение для последующего развития Аляски и ее коренного населения. Русскими был заложен фундамент многоотраслевого развития экономики Аляски. Русские приобщили коренное население к своей культуре, создали письменность для бесписьменных народов, издавали книги на их родных языках» [3]. Здесь особую роль сыграли представители Русской Православной Церкви. Их деятельность оказалась столь плодотворна, что ее результаты наблюдаются и в наши дни. Именно благодаря усилиям этих людей, многие из которых причислены к лику святых, культура аборигенов Аляски качественно изменилась.
Таким образом, некоторые элементы русской культуры, претерпев определенные изменения, стали составной частью традиционной культуры коренного населения Аляски и сохраняются до наших дней.

1. Анастасьев А. Русь американская // http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5957/ (посещение 23.04.2011).

2. Бэнк Теодор. Колыбель ветров. Электронный ресурс: http://modernlib.ru/books/benk_teodor/kolibel_vetrov/read_7 (посещение 03.04.2018).

3. Федорова С.Г. Русское население Аляски и Калифорнии. Конец XVIII века – 1867 г. – М., 1971. – С. 230.