Новости Калужской и Боровской епархии

Соболезнование Высокопреосвященнейшего Климента в связи с кончиной архимандрита Венедикта (Пенькова)

23 Января 2018
22 Январь 2018

Митрополит Калужский и Боровский Климент выразил соболезнования в связи с кончиной наместника Свято-Введенской Оптиной пустыни архимандрита Венедикта (Пенькова).

Братии ставропигиального мужского монастыря

Свято-Введенская Оптина пустынь

С глубокой скорбью принял известие о кончине дорогого и всеми нами любимого отца архимандрита Венедикта. Разделяя боль этой тяжелой утраты с братией обители, с прихожанами, родными новопреставленного и всеми, кто знал этого доброго пастыря, желаю всем мужества и сил претерпеть постигшее всех нас горе.

Отец Венедикт вырос в верующей семье. Свой духовный путь он начал в сложное для Церкви время. Это была эпоха хрущевских гонений. Следуя государственной идеологии, во всех СМИ, на занятиях в школе, во всех учреждениях и предприятиях твердили одно: Бога нет. А молодой Владимир (так звали отца Венедикта до монашества) искал, где можно найти Евангелие.

Он мне рассказывал: «В храме я бывал с детства, но духовных книг тогда не было. Как-то на работе услышал, что о Христе все написано в Евангелии. Я стал допытываться, где можно взять Евангелие, чтобы почитать. Мне указали на одного пожилого человека: «Его зовут Петр Иванович, у него есть эта Книга». Насилу я упросил Петра Ивановича, чтобы он дал мне почитать Евангелие хотя бы на короткое время. На следующий день я получил желанную Книгу со словами: «Завтра утром вернешь». Придя домой, я, не теряя времени, начал читать Евангелие. Но скоро понял, что, читая бегло, ничего не запомню. Тогда я решил переписать текст, сколько успею. Всю ночь я не смыкал глаз, но, как ни старался, смог переписать только одного из четырех евангелистов. Когда пришел на работу и стал отдавать Евангелие Петру Ивановичу, он спросил меня: «Прочитал?» — Я честно ответил: «Нет. Переписывал, но успел переписать только Евангелие от Матфея». Тот с изумлением посмотрел мне в глаза и вернул Евангелие со словами: «Пусть оно будет у тебя, я вижу, ты серьезно хочешь познать эту Книгу».

Действительно, стремление молодого человека познать Бога определило всю его дальнейшую жизнь. Прочитав Евангелие, он возжелал поступить в Семинарию и беззаветно служить Христу, где ему укажет Господь. Это было время, когда в стране стремились к вершинам коммунизма, и вера в Бога искоренялась из жизни людей всеми способами. Но это не остановило боголюбивого юношу.

С 1968 года он являлся насельником Свято-Троицкой Сергиевой лавры, постигая науку монашеского делания под руководством таких опытных духовных руководителей, как архимандрит Кирилл (Павлов) и архимандрит Наум (Байбородин). Впитав от них духовную мудрость, отец Венедикт до конца своих дней делал все с евангельской любовью, осознавая свою ответственность перед Богом за каждое сказанное слово и принятое решение. Подвизаясь в Лавре, он усердно молился у мощей игумена Земли Русской и со смирением и кротостью выполнял все послушания, возложенные на него священноначалием. Несмотря на большую загруженность, в это же время он получил духовное образование в Московской духовной академии.

С юных лет новопреставленный проявлял важные для пастыря Христова качества: добросердечность, искренность, отзывчивость. Прохождением монашеских трудов в Лавре преподобного Сергия, будущий отец архимандрит приобрел необходимые знания и опыт, дабы не нарекаемо пасти стадо Христово.

В 1990 году отец Венедикт решением Святейшего Патриарха Алексея и Священного Синода был назначен настоятелем Свято-Введенской Оптиной пустыни. С этого времени он до последнего вздоха неустанно трудился над устроением духовной жизни монастырской братии, над восстановлением и благоукрашением святой обители. Во многом благодаря его трудам монастырь вновь стал жемчужиной Православия не только Калужской земли, но всей России и за ее пределами.

Восстановление Оптиной пустыни совпало с периодом духовного возрождения российского общества. Здесь, на месте подвигов преподобных старцев Оптинских, обрели веру во Христа и твердо встали на путь духовного подвига миллионы людей. Почивший отец архимандрит усердно заботился об укреплении их веры в Бога, прежде всего, собственным примером, решительно шествуя по пути, указанному Пастыреначальником Христом. Люди, приезжавшие в обитель, видели в нем тихого, внимательного пастыря и вместе с тем безбоязненного проповедника Слова Божия, сохранившего в годы богоборческого режима преданность евангельским идеалам и своему пастырскому долгу, к которому справедливо можно отнести слова Спасителя:«Всякого, кто исповедает Меня перед людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным»(Мф. 10, 32). Проникновенным пастырским словом, горячей молитвой, отеческим советом и добрым наставлением он привлекал в Церковь молодежь и пожилых людей, укреплял верующих, убеждал сомневающихся. В его приемной можно было увидеть и простого мирянина, и генерала, к нему за советом обращались ученые и известные пастыри, для всех он находил слово наставления и поддержки.

Почивший отец наместник всю жизнь прожил для Христа и тех, кого Христос назвал Своими меньшими братьями (см. Мф. 25, 40). С большой любовью он относился ко всем людям, а особенно к кающимся в согрешениях. По опыту общения с отцом Венедиктом знаю, как нелегко ему было налагать взыскания за проступки на кого-либо из братии монастыря. Для всех он был примером молитвенника и труженика, хранившим надежду на благой Промысл Божий.

Последние время отец Венедикт тяжело болел, но даже в немощи он оставался образцом мужественного несения скорбей и всецелого упования на милость Божию. Когда четыре года назад у него возникли серьезные проблемы со здоровьем, я уговаривал его пройти курс лечения заграницей, но он долго оказывался, считая, по завету преподобного Амвросия, что монаху полезно не лечиться, а лишь подлечиваться. И только довод, что поправка его здоровья пойдет на пользу братии монастыря, убедил его согласиться поехать в клинику в Германии.

В Западной Европе он по-детски с удивлением радовался, наблюдая во врачах и медицинских работниках евангельские черты служения ближним. Оставаясь в любых обстоятельствах пастырем Христовым, он миссионерствовал среди неправославных, продолжал привлекать людей к Православию и служить благу Церкви, даже находясь на больничной койке.

Как в юности он переписывал Евангелие, отказываясь от сна, так и всю жизнь архимандрит Венедикт отказывался от себя, исполняя евангельские заповеди и, не жалея сил, времени, здоровья, трудился ради спасения братии монастыря и своей паствы. Приветливым собеседником и заботливым пастырем, отличавшимся сердечной чуткостью к духовным нуждам братии и прихожан монастыря, запомнится почивший отец наместник всем знавшим его.

Разделяя боль разлуки с почившим, вместе со всеми вами молюсь, дабы Всеблагой Господь, времена и лета положивший в Своей власти, упокоил душу новопреставленного архимандрита Венедикта «в месте светле, месте злачне, месте покойне» и сотворил ему вечную память, а Вас укрепил в постигшей скорби, даруя духовные и физические силы.

Митрополит Калужский и Боровский

22 января 2018 года


***

В ночь с 21 на 22 января, на 79 году жизни, после продолжительной болезни преставился ко Господу наместник Свято-Введенской Оптиной пустыни архимандрит Венедикт (Пеньков). Архимандрит Венедикт являлся наместником Оптиной пустыни на протяжении 28 лет (1990—2018).