Новости Ивановской митрополии

Щипков: Геноцид русских в ХХ веке называют «Плахой»

Источник информации: Ивановская митрополия
19 Февраля 2018

Предлагаем вашему вниманию выдержки из интервью доктора политических наук, советника Председателя Государственной Думы, первого заместителя председателя Синодального отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александра Щипкова «Геноцид русских в ХХ веке называют «Плахой». Полностью интервью будет опубликовано в «Парламентской газете» в Чистый понедельник на первой неделе Великого Поста.
«Западная русофобия — явление исторически закономерное. Запад – единственная цивилизация, строящая свое развитие на отрицании собственной традиции. Русская проблема для них заключается в том, что у нас с ними общее прошлое: мы тоже часть христианского мира, идею которого Запад отверг. Но мы не хотим отвергнуть свою традицию. Поэтому мы им мешаем самим фактом своего существования».

«Мы для Запада пример альтернативной Европы, своего рода историческое зеркало. Существование восточно-христианской цивилизациии раскалывает западную идентичность, порождает у них страх утраты себя. Это описано в психологии как эффект «расколотого Я».

«Мы мост между Западом и Востоком, исторический «перекресток». Чтобы овладеть этим мостом, нужно лишить русских субъектности, идентичности».

«Геноцид русских в XX и XXI веке уже перестал быть табуированной темой. Русское гражданское общество, несмотря на десятилетия идеологической обработки, не утратило памяти о прошлом, о своих сакральных исторических сюжетах. В частности, память о геноциде русских в XX-XXI веках. Этот геноцид сегодня называют Плахой».

«Табуирование темы Плахи связано с долгосрочной информационной кампанией против русских, с низким качеством части российских элит, с компрадорской идеологией».

«История Плахи делится на три этапа: австро-венгерский (1914), немецкий (1941), украинский (2014)».

«Пора официально признать Плаху и трагедию разделённости русского народа, отразив это в законодательстве. Без всего этого политический мейнстрим обречен на ущербность. Нам необходима национально ориентированная политика в области истории. Необходимо создать в России Институт национальной истории ХХ-ХХI вв.».

«Надо осознать две базовые вещи. Во-первых, что и «белые» и «красные» - это русские. И мы не можем пожертвовать какой-то половиной, выбросить ее из истории. Во-вторых, что примирение уже произошло, поскольку та Гражданская война закончилась. В ней исторически проиграли обе стороны, потому что раскол нации и разрыв традиции — это проигрыш для народа в целом, кто бы ни победил на поле боя. А затем обе части победили. И произошло это в 2014-м году».

«В России сегодня идёт серьезная идеологическая борьба за трактовку понятия "русский". Трактовок существует несколько: либерально-демократическая, либерально-националистическая, неосоветско-модернистская, эмигрантская, неоязыческая, антиглобалистская, церковно-православная и иные».

«Русские - главная социальная база государства в силу своей многочисленности. Как можно одновременно желать избежать оранжевой революции – и не заступаться за русских? А на кого тогда опираться? Если государство не защищает своих, его не воспринимают всерьез. Ни внутри страны, ни в мире. Это самоподрыв».

«Святейший Патриарх Кирилл первым заговорил о русском мире как геокультурном феномене еще четверть века тому назад. Странно, что понятие "русский мир" у нас до сих пор вызывает вопросы. Оно ведь очень ясное. Вот понятие "англосаксонский мир" ни у кого не вызывает вопросов».

«Нацист – тот, кто лишает другого права на национализм. Отнюдь не всякий национализм "переходит" в нацизм - это миф. Индусы, боровшиеся против британского владычества, - националисты, но не нацисты. Шотландский и каталонский референдумы устроили националисты, но никак не нацисты. В настоящее время мы переживаем становление русского национализма, который был «заморожен» при советской власти».

«Разновидностей национализма много, и не все они одинаково хороши. Я, например, не понимаю этнонационалистов. Мы исторически православная страна, наследники византийской культуры. Поэтому, я считаю, реальный русский национализм не совместим с этноцентризмом и неолиберализмом».

«Патриотов в нашей стране большинство – 85 %».

Полный текст интервью см. здесь: https://www.pnp.ru/a141930