Новости Приамурской митрополии

Вера Шмакова. Духовный и нравственный подвиг Новомучеников и исповедников XX столетия: новомученица Татиана Гримблит

Источник информации: Приамурская митрополия
18 Сентября 2017
18 Сентября 2017 03:59

В Амурском гуманитарно-педагогическом государственном университете по инициативе Амурской епархии уже второй год готовят учителей школ г. Комсомольска-на-Амуре к преподаванию религиоведческих дисциплин курсы профессиональной переподготовки по специальности "Религиоведение" с углубленным изучением Основ православной культуры. Продолжается знакомство посетителей сайта Амурской епархии с небольшими исследованиями наших слушателей по темам, связанным с историей Русской Православной Церкви.


Вера Шмакова. Духовный и нравственный подвиг Новомучеников и исповедников XX столетия: новомученица Татиана Гримблит

«Умереть легко, очень легко.

Гораздо тяжелее жить для Христа и Церкви»

Свт. Тихон, Патриарх Московский и всея Руси

В сознании большинства наших соотечественников, проживших большую часть своей жизни в атмосфере воинствующего атеизма, слово "мученик" ассоциируется с образом человека, которого замучили. Вместе с тем, в переводе с греческого оно означает "свидетель". Таким образом, речь идет о тех, кто не просто принял смерть от рук гонителей Церкви, а кто свидетельствовал о Христе даже перед лицом смерти.

В XX веке с его потрясениями и революциями Русская Православная Церковь явила целый сонм мучеников, среди которых были не только священнослужители, шедшие прямым путем служения Христу и Его Церкви, но и миряне, благодаря жизни и деятельности которых перед нами по-новому открывается глубина смысла заповедей Божьих.

23 сентября Русская Православная Церковь чтит память новомученицы Татианы (Гримблит). 75 лет назад, 23 сентября 1937 года Татьяна Николаевна Гримблит была расстреляна на полигоне в Бутово.

Она не была монахиней, не принадлежала к интеллигентским или артистическим кругам. Нет сведений о каком-то особом духовном, мистическом опыте, которым она делилась с окружающими. Нельзя даже сказать, что она обладала каким-то особенным авторитетом среди верующих - почитателей, последователей, учеников у нее никогда не было. Не было, по всей видимости, и слишком близких друзей. В жизни ее не было ни ярких подвигов, ни зримой славы.

И все же, для гонимой Русской Церкви 20-х-30-х годов она стала зримым воплощением Евангелия. Всю свою сознательную жизнь она посвятила помощи заключенным. Просто носила передачи - изо дня в день, из года в год. Помогала зачастую совершенно незнакомым ей людям, не зная, верующие они или нет, и по какой статье осуждены. Тратила на это почти все, что зарабатывала сама, и побуждала делать то же других христиан. И в этом заключалось христианство Татьяны Николаевны. Настоящая любовь, которая, по слову апостола Павла, "не ищет своего" (1 Кор 13, 4).

Примечательно, что день рождения святой мученицы - 14 декабря - совпал с днем памяти святого Филарета Милостивого, известного своей любовью к несчастным и обездоленным.

Любовь к Богу и Церкви Татьяне с детства привил ее родной дедушка, известный томский пастырь протоиерей Антонин Мисюров. Октябрьская революция застала ее 14-летней. Блеск и величие императорской Синодальной Церкви на ее глазах превращались в пыль. Но гонения, казалось, только утверждали ее в желании следовать за Христом.

Гимназию она закончила в 1920 году. В том же году умер ее отец. Татьяна устроилась на работу воспитательницей в детскую колонию "Ключи". С тех пор и до конца своих дней она все время была рядом с заключенными и страждущими, не раз и сама побывала в заключении.

После окончания Гражданской войны Сибирь стала местом заключения и ссылок для "врагов революции", количество тюрем и лагерей в окрестностях Томска постоянно увеличивалось. Переживая народное горе как свое личное, Татьяна стала ездить в соседние города, чтобы помочь как можно большему числу нуждающихся узников.

К этому времени она познакомилась со многими выдающимися архиереями и священниками Русской Православной Церкви, томившимися в тюрьмах Сибири. Со многими из них она вела переписку, некоторых стала считать своими близкими людьми.

Постепенно Татьяна привлекала к своему делу все больше и больше людей. Одни давали ей деньги на передачи, другие доставляли посылки с оказией. Круг ее знакомств в церковной среде стал чрезвычайно широким, что не давало покоя секретному отделу ОГПУ. Вскоре Татьяна вместе с несколькими томскими священниками была арестована как одна из "вдохновителей тихоновского движения в губернии".

Находясь в заключении - в Вишерском исправительно-трудовом лагере в Пермской области, она изучила медицину и стала работать фельдшером, у нее стало больше возможностей послужить ближним.

На вопрос о носимом ею на шее кресте Гримблит неоднократно отвечала: "За носимый мною на шее крест я отдам свою голову, и пока я жива, с меня его никто не снимет, а если кто попытается снять крест, то снимет его лишь с моей головой, так как он надет навечно".

После очередного ареста и утомительных допросов 13 сентября 1937 года следствие представило обвинительное заключение, согласно которому Татьяна Николаевна Гримблит обвинялась в антисоветской агитации и в проведении вредительства, в сознательном умертвлении больных. Была расстреляна 23 сентября 1937 года и погребена в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. Постановлением Священного Синода от 17 июля 2002 года причислена к лику святых новомучеников и исповедников Российских.

Сегодня, читая страницы жизнеописания святых Новомучеников Российских, пытаешься понять, что же помогало им сохранять веру и преданность "вечным началам, подвергаемым поруганию и сомнению" (Франк С.Л.). Ведь жизнь того, послереволюционного времени активно наполнялась новыми смыслами - "Нет Бога и бессмертия! Цель жизни - блаженство на земле!". Мера нравственного падения новоявленных "борцов за счастье всего человечества", по рождению своему принадлежащих к Церкви Православной, не знала границ… Революционное время стало испытанием для каждого верующего человека, XXI век - это время переосмысления собственного трагического опыта, возможность приблизиться к пониманию истинного и страшного смысла всех своих духовных заблуждений и падений.

Не осуждая позднего раскаянья,

не искажая истины условной,

ты отражаешь Авеля и Каина,

как будто отражаешь маски клоуна.

Как будто все мы - только гости поздние,

как будто наспех поправляем галстуки,

как будто одинаково - погостами -

покончим мы, разнообразно алчущие.

Но, сознавая собственную зыбкость,

Ты будешь вновь разглядывать улыбки

и различать за мишурою ценность,

как за щитом самообмана - нежность...

О, ощути за суетностью цельность

и на обычном циферблате - вечность!

И. Бродский